Брянский охотничий клуб

Интернет сообщество охотников и рыболовов

Текущее время: 20 ноя 2018 03:38

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 05 май 2011 15:14 
Не в сети
Охотник

Зарегистрирован: 01 мар 2009 21:28
Сообщения: 282
Откуда: Брянск
Взято здесь:
http://tourist.kharkov.ua/xtarticle/nas ... shaetsya_2

Некоторым книжкам цензура – что есть, что нет. Обычно это бесполезные произведения, типа про рыбалку и охоту. Как начнут рассказывать, про то, как проснулись, позавтракали, пошли, поймали, убили... Фотографию обязательно приложат со своими самодовольными видами на фоне жертвы. Так ладно бы только скукой все ограничилось, так врут же еще! А почему врут? – Из-за свободы. Подвиги у них без свидетелей происходят, вот они потом и не могут справиться со свободой изложения. Так увлекутся, что сами потом начинают искренне верить в свои сочинения. Их бы под улюлюканье трибун на арену, рогатину в руки и живого медведя в компанию.

Кстати, знаете, что такое рогатина? Я тоже не знаю. Но это точно не рогулина в общечеловеческом понимании. Считают, что это мощный заостренный кол. А друг Сашка мне говорил, что это, скорее всего, копье. Я тоже к этой точке зрения склоняюсь. Что медведю тот кол? Он что – дурак, на него залазить? Махнет лапой – и улетит кол за десять метров, хоть ты его в руках держи, хоть в землю упирай.

Зато я знаю, что такое море здоровья и пустая голова. Об этом и расскажу. Со скукой – как получится, но врать не буду. Надеюсь, что не буду, а там – тоже как получится. А то наобещаешь, наобещаешь, а потом сам не заметишь, как соврешь.

Мне двадцать пять лет, октябрь, я уже полгода в труднодоступной тайге и до сих пор никого не убил. Неделю назад вертолет привез жену и трехлетнюю дочку. Теперь мне вдвойне хочется кого-то убить. Нет, нет, не подумайте чего смешного, жене я как раз очень рад, но надо же ей показать, что я мужик и добытчик.

Не получается убить, так хоть бы поймать чего. В семи километрах от метеостанции есть классный ручей, там часто крутятся таймени, и я периодически туда бегаю. Сегодня коллега Анатолий моторкой едет сто десять километров в деревню, чтобы купить два мешка соли. Как раз в сторону ручья. Вот и ладненько! Доеду с ним до ручья, покидаю спиннинг часик-полтора и назад. Сегодня я дежурю, каждые три часа надо сдавать погоду.

Выдернул пару ленков, одного тайменя килограмм на двадцать, засунул в рюкзак и побежал на станцию. Позже Анатолий сказал, что в том таймене максимум шесть килограмм. Не знаю. Спорить не хочу, весов у нас все равно нет. Всё – на глаз. Пробежал бы Толя с ним за спиной семь километров, небось, передумал бы на счет шести килограмм.

Сдал погоду и говорю Нине – жене Толика: «Слушай, там клев, ты сделай за меня следующий срок, а я снова сбегаю. Может, еще что поймаю». На этот раз со мной увязались наши собаки, три или четыре штуки.

Бегу, собаки вокруг меня во все стороны гоняют: в тайгу – ко мне – в тайгу – ко мне. И вдруг за километр до ручья слышу собачий лай на той стороне. Что за дела? Откуда там собаки? Вниз по реке ближе ста десяти километров никто не живет. Вверх до друга Сашки – сто сорок километров. А мои где собаки? Ёлки, это же они и лают! Не могу поверить, ведь только что здесь были, ширина реки – метров четыреста. Выбегаю на берег, вижу, напротив ручья на той стороне реки стоит в воде сохатый, а на суше наши собаки с ума сходят, не дают ему из воды выйти. Вот это да! Это получается, что они его с этого берега учуяли, переплыли реку и в воду загнали. А может, и с нашего берега на тот погнали? Жаль, не увидел я, как сюжет развивался.

Что делать? Нормальный человек достал бы спиннинг и начал рыбалку. Подержат собаки сохатого пару часиков, поймут, что хозяин не придет, и вернутся назад.

Но только не я! Это же настоящая добыча! Какая еще рыбалка?! Разворачиваюсь и бегу на всех парах обратно. Прибегаю на станцию, хватаю тозовку, бросаюсь в лодку и налегаю на весла, гребу на тот берег. Мотор у нас один и он уехал за солью. Высаживаюсь на том берегу и бегу на лай собак те же самые семь километров. Периодически останавливаюсь и прислушиваюсь: лают или нет, держат или бросили? Лают! Отлично! Бегу дальше.

Совсем немного осталось, еще одну курию оббежать. Выбегаю...

Французы называют это ощущение дежавю. Прошлой зимой, учась на курсах полярных работников в Подмосковье, я снимал комнату в частном доме у одной доброй женщины. Очень любила котов, их у нее десятка четыре было. Раз в год к ней приходил скорняк, снимал с котов шкурки и они на пару шили шапки. В этом году скорняк еще не приходил, а я хотел есть и купил курицу. Стипендия была такая, что на больших и желтых я не обращал внимания, брал аккуратных и синих. Чего, думаю, ее разделывать, она и так ловко в кастрюльку входит. Засунул в воду, закипело, убавил газ, повернулся к кухонному столу и чищу на дощечке лук. Поворачиваюсь к плите… А где птица? Никто не заходил, я не выходил, вода кипит. Блымаю глазами, сам себе не верю. На всякий случай ножом пронзил совершенно прозрачную воду до дна. Глупо озираюсь по сторонам и опять протыкаю воду до дна, делаю ножом движения, как будто сахар в стакане колочу. Пусто. Стою в оцепенении, в руках дощечка с луком, пытаюсь придти в себя.

Да пусть ее эту птицу, уже не в ней дело, мне попросту страшно стало. Где-то там ребенок совсем маленький растет, а у папки здесь с головой что-то началось.

Смотрю в окно, форточка открыта, в десяти метрах на снегу сидит холмиком котяра, повернул голову набок, глаза закрыл от удовольствия, и трещит моей курицей.

Дежавю. Выбегаю, берег, камни, вода и никого нет. Беспомощно верчу головой и вижу своих собак теперь уже на нашем берегу. Спокойно трусят домой. Они бросили лося. Ну, правильно – часа два и продержали.

Зачем теперь дальше жить? Эх, был бы пистолет! Из винтовки так просто не застрелишься – если ствол приставить к виску, то курок рукой не достать.

Отдаленный стук камней. Смотрю в окно, форточка открыта, в ста метрах медленно поднимается к лесу сохатый.

В отчаянье посылаю в его сторону пулю. Лось резко припадает на заднюю ногу, тут же выпрямляется и уже бегом вламывается в лес. Ничего себе! Попал!

Если бы я хоть что-то соображал в охоте, я бы пошел домой, затопил баню, попарился, напился чаю, выспался после тридцатикилометровых бегов, утром взял моторку, посадил собак и поехал за двумя центнерами мяса. Подранок этот никуда уже не денется, пробежит и заляжет где-нибудь. Собаки его найдут, облают, мне останется только подойти и выстрелить. Но я-то ничего тогда не понимал! У меня квадратные глаза и реальная возможность добычи. По правде сказать, я и сейчас мало что понимаю в этом деле.

Помчался я за подстреленным сохатым следом. В кино про войну, если кого подстрелят, так он еле-еле назад к своим ползет. Я ж думал, что и тут такая же история будет. Куда там?! Зверь с пулей в заднице, если его гнать, прет, как «Абрамс» по пустыне. Не знаю, сколько я бегал. Еще эта кровь из его раны на снегу! Она на меня, как на хищника действовала. Мне потом объяснили, что он мог перестать убегать, дождаться меня и продырявить передним копытом как штыком. От неожиданности и выстрелить не успел бы.

Добегался я до полного безразличия к охоте, добыче и жизни в целом. Сил моих больше нет! Махнул на следы, развернулся и побрел в сторону реки. Хоть бы выбраться отсюда!

Выхожу на берег – он! Мой сохатый! Точнее, его следы, ведущие в реку. Да что же это за наказание! Поднимаю глаза и вижу, как он уже на том берегу взбирается в гору. Здоровенный обнаженный крутой склон, метров сто пятьдесят по высоте. Сплошной известняк и отдельные деревья на большом расстоянии друг от друга.

Далее я сделал то, чему объяснений не могу дать. Никаких задумок не было.

Я выстрелил в воздух.

«В тиши перевала, где скалы ветрам не помеха, на кручах таких, на какие никто не проник, жило-поживало веселое горное эхо…».

Эхо! Оно аж бабахнуло от того склона! Мой сохатый разворачивается, и давай бежать вниз, назад к реке, и плыть теперь уже ко мне. Долго плыл, течение его сносило вниз. Рассчитываю место прибытия и затаиваюсь под деревом. Жду, радуюсь и не верю. Не может он опять какую-нибудь гадость не выкинуть. С местом угадал, прямо передо мной он выбирается на берег. Метров пятьдесят. У меня от усталости и волнения трясутся руки, ноги, челюсти, уши. Стреляю, он разворачивается и опять в реку.

Откуда я знаю – попал, не попал? Он уплывает, я выбегаю к кромке воды и снова стреляю. Вот теперь попал! Сохатый уткнулся в воду, и течение понесло его вниз, один загривок видно.

Опять же! Был бы на моем месте человек, пускай с самыми заурядными среднестатистическими мозгами, разве стал бы он добивать зверя в воде в тридцати метрах от берега? На улице – минус двадцать, вода – около нуля градусов и не замерзает только за счет быстрого течения и перемешивания. Через три дня после этой истории шуга пошла.

Он плывет, я иду параллельно. Мы оба уже никуда не спешим. Иду и тренирую свои интеллектуальные способности. Размышляю, как мне его достать.

Додумался только до одного варианта – надо залезть в воду и достать.

Опять бегу. Когда же эта беготня кончится?! Теперь надо убежать от него, раздеться, заскочить в воду, и чтобы он как раз подплыл в это время. Раздеваюсь. От бесконечных треволнений сегодняшнего дня даже не чувствую холода. Водичка быстро возвращает к реальной жизни: Ой! – Ох! – Фух! – Ух!

Вы когда-нибудь доставали сохатого из воды? Сюрприз так сюрприз! Никогда не знаешь, где настоящая засада. Схватил я эту сохатину за ухо, и стал, как на якорь. Сколько он весит, а сколько я? Его несет течение, а меня вместе с ним, как лодочку, причаленную к кораблю. Одной рукой держусь за ухо, второй – гребу к берегу, в стиле барышни на купаниях. Сантиметр за сантиметром продвигаюсь.

На курсах был предмет – основы безопасности жизнедеятельности. Пом-м-м-ню: «Перед погружением в холодную воду обязательно надевайте гидрокостюм, он в значительной мере сократит отток тепла от вашего организма». Раньше думал, что люди заикаются только, когда говорят. Теперь знаю, что слова и в мозгах могут заикаться. Карбышев хоть за родину погиб. Руку как судорогой к уху прихватило. Не отпущу! После всего того, что было, лучше вместе с ним потопнуть, чем отпустить. Тело уже не чувствую, мозги онемели.

Камни! Упираюсь и выпрямляюсь. Осталось дотащить несколько метров. А вол и бык – это одно и то же? Да какая разница – и тот, и другой землю пашут. Воду пашут ослы.

Выбрался!

Глядь, а вещички-то – тю-тю, где-то на горизонте. Прилично меня по течению протащило! Опять бежать?!

«Кульминация», «вершина», «апогей», «зенит», «суть», «ядро» – это слова, которые я знаю. О! Еще слышал слово «квинтэссенция». Толком, не знаю, что оно такое, но, наверное, что-то очень важное. Вот именно сейчас все эти слова и произойдут. Сейчас я расскажу про то, что не отшибет мне память об этой истории до конца моих дней. Надеюсь, не отшибет.

Это бег голыми мокрыми ступнями по камням, остывшим до минус двадцати градусов.

Раскаленная сковорода! Других ассоциаций нет. Кажется, кожа на камнях остается. Бегу и вою. Не выдерживаю и запрыгиваю ступнями в воду, чтобы отогреться. Дулечки тут отогреешься – ноль градусов, ничуть ни теплее, только муки продлеваются. Если бы это была пытка, в жизни не выдержал бы. Все рассказал бы: и про аэродромы, и про боеприпасы, и про явочные квартиры. Только рассказать некому, остается бежать дальше.

Мигом оделся, в лес и развел костер.

Нормально! Хоть бы что! Холод отпустил, прекрасное самочувствие. Как ничего и не было. Попил чаю и пошел к сохатому на последний подвиг – вытащил тушу из воды, чтобы не смыло. Это я так думал, что подвиг последний.

Слышу – гул. Толя едет! Га-га! Вот же праздник! Вот же праздник! Сейчас вместе разделаем, и через два часа я буду дома гордо ходить по избе и как бы нехотя отвечать на вопросы, дескать, обычное дело, мясо добыл, задержался маленько.

Больно вспоминать, что было дальше! Метров за двести моторка начала уходить под тот берег. Мой берег мелкий – перекат, а тот – приглубей, вот он туда и поехал. Надо же, меня со зверюкой до переката уволокло!

Ору, стреляю, а что толку? У него за спиной мотор гудит. Тут с ружья пали – не услышишь, а о винтовочном пуканьи и говорить нечего.

Уехал…

«Он уехал, он уехал, а слезы льются из очей». Придется самому разделывать. Никогда еще этого не делал. Ничего страшного, вспорю брюхо, вытащу желудок, на том и закончу. Завтра с Анатолием доделаем. Мне еще в городе опытные люди говорили, что желудок надо сразу вытащить, а то все мясо пропадет. Лучше бы я этих специалистов не встречал на своем пути.

К делу! Хвать за ножны – а ножа нет! Где-то вывалился пока бегал. На каком километре его искать? Вот же горе! Не убежит – так уплывет, не уплывет – так протухнет! Ну, и ладно! Напугали! Меня сегодня целый день жизнь мордует, переживу и это. Пойду в лес, выломаю толстую сушину с заостренным концом и пробью шкуру.

Не пробивается. Две палки обломал – безрезультатно. Перегрызть ее, что ли? Да, да! Сейчас буду, как тот старый тролль из сказки, который все зубы обломал, а орешка не разгрыз.

Третьей палкой все-таки пробил дырку. А кто же это из древних героев шкуры руками раздирал? Геракл пасти раздирал. Может, Витязь в тигровой шкуре? У меня получалось только штаны разодрать в далеком прошлом, когда по стройкам лазил и от сторожей убегал. Кое-как расширил дырку так, что рука начала пролазить.

Тепло. Но аромат! При таком букете я не поверю, что они одними побегами и мхами питаются. Втихаря, наверное, мышей подъедают.

Много ли в человеческую руку наберешь? Черпаю и черпаю. Черпаю и вспоминаю анекдоты про тружеников коммунального хозяйства.

В детстве мы жили в двухэтажном доме на несколько квартир. Деревянные удобства были во дворе. Раз в месяц на грохочущем ГАЗоне приезжал жизнерадостный дядя Вася. Всегда пацанов конфетами угощал. Очень меня веселило, когда он заряжал шланг в уборную, и взрослые ходили, заткнув носы. Если бы дядя Вася меня сейчас увидел, он бы мной гордился.

Да сколько же ведер в этом желудке?! Последние десять минут я уже с плечом в него залажу. Был бы я начальником, я бы людей за такую работу без экзаменов в ветеринарный техникум зачислял.

И это дело сделано. «Каждый цветок, каждая травка испускала амбру, и вся степь курилась благовонием», Гоголь. Ровно неделю я стойко благоухал после этого выуживания, никакие бани не помогали.

Можно идти домой.

Вот она усталость! Навалилась, так навалилась, а до дому – километров девять. Темень уже полная. Шел я, брел я …

Чего только не передумал и каких страхов себе не надумал?! Решил, что если я источаю такой лосиный дух, на меня обязательно должны выйти волки. Пройду метров двести, резко развернусь и винтовку вскину. Дуралей!

Сейчас ночь безлунная, «я пока за кочки прячусь, озираюсь, задом пячусь, с кручи прыгаю». Постоянно спотыкаюсь о камни. Надоело воду пить, кушать хочется. Я же там у него что-то нащупывал – сердце или почки. Надо было отодрать кусок. Сейчас бы наткнул на палку и на костре поджарил.

Последний поворот. Вижу огонек на той стороне – мое окошко светится. Наконец-то! «Как, скажи, тебя зовут? – и она ответила – победа!». Сейчас еще последние несколько сот гребков и всё!

Лодки нет.

Сходил километр туда-сюда по берегу – точно нет. А привязал ли я ее? Нос поддергивал – это помню. Кажется, в спешке забыл привязать. Вода могла слегка подняться или ветер столкнул. Хоть бы ее куда-нибудь недалеко в курию затащило! Это же она мимо меня плыла, а я в темноте не увидел.

Та-ак, та-ак … «Спокойно, товарищ, спокойно. У нас еще все впереди». Сядь на пенек, съешь пирожок.

Значит так! Собрать в кулак остатки того, чего никогда не было, залезть по этой осыпи в распадок, наломать сухих сучьев, спуститься вниз и развести сигнальный костер.

Так и сделал. Минут через десять под домом завелась моторка.

Анатолий невозмутим и выглядит, как иностранец в чужой языковой среде. Жена радостная и почти плачущая – сильно переволновалась, не знает, как реагировать, в глазах – сплошные вопросы. У меня нет сил, изображать героя. Честно признаюсь: «Я чуть не сдох!».

P.S. Утром с Анатолием моторкой поехали, разделали, загрузили мясо в лодку, и домой - пельмени лепить.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
СообщениеДобавлено: 05 май 2011 15:43 
Не в сети
Наш рулевой
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 01 окт 2007 10:36
Сообщения: 6217
Откуда: Местный
Отличное чтиво :)
Спасибо!

_________________
– А можно мой ребёнок собаку потрогает? – Можно. – А она не укусит? – Укусит.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
СообщениеДобавлено: 07 май 2011 09:25 
Не в сети
Охотник
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 09 авг 2010 18:50
Сообщения: 267
Откуда: Земля
Н-да, если это правда, то парень либо герой, либо дурак. Не могу определить чего больше. А может просто жрать хотелось сильно, а супермаркетов нет.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
СообщениеДобавлено: 25 май 2011 19:57 
Не в сети
Ветеран

Зарегистрирован: 23 янв 2011 22:01
Сообщения: 675
парень просто инстинкты разбудил,добыча - еда .хотя ноль в воде это дааа.


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
СообщениеДобавлено: 26 май 2011 13:42 
Не в сети
Охотник

Зарегистрирован: 25 авг 2010 14:30
Сообщения: 129
Откуда: г. Брянск
:lol: На счёт жрать врятли, он рыбу принёс. Видно сначала делал , потом думал, но день был явно не его. Тут возникает вопрос. Это сколько у него здоровья??????


Вернуться к началу
 Профиль  
Ответить с цитатой  
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 5 ] 

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  




Брянск – Янск.ру – Брянский поисковик. Новости, реклама, авто, недвижимость, организации - поиск по Брянску